Новости проекта

"Хотели взять органы у живого!" – родственники погибшего обвиняют врачей

19-летнего Юрия Ференца в критическом состоянии доставили во Вторую городскую больницу Тюмени. После страшного ДТП у него была черепно-мозговая травма и кровоизлияние в мозг. По словам врачей, спасти Юру могло только чудо. Но чуда не произошло – мозг парня умер через два дня. После того, как врачи завели разговор об изъятии органов, мать усомнилась в смерти сына. По словам женщины, все показатели на приборах были в норме. У ее сына были теплые пальцы. Отключить аппараты жизнеобеспечения она врачей не подпускала, обвинив их практически в его хладнокровном убийстве. Родственники вызвали в больницу полицию. Они уверяют – Юру намеренно свели в могилу ради органов: врачи вынуждали мать подписать согласие на трансплантацию. Так кто же говорит правду: родные Юры или врачи? 

Елена Ференц рассказала, что ее сын попал в аварию 19 сентября. Ей об этом сообщил племянник, и они с дочерью сразу поехали в больницу. Юра был в реанимации. Доктора сказали, что травма тяжелая, но пациент – молодой и здоровый, и все будет хорошо. Однако в кабинете заведующей мать услышала, что травма ее сына несовместима с жизнью, но опять же, остается надежда на молодой здоровый организм.

В реанимацию родных пустили совсем ненадолго и в дальнейшем говорили, что юноша в коме. А через несколько дней Елене сообщили, что сын умер. Но приехав в больницу, она обнаружила, что Юра жив и по-прежнему находится под аппаратами, только у него очень низкое давление. Впрочем, врачи утверждают, что такие показатели, какие она увидела на мониторах в тот момент, могут фиксироваться как до, так и после смерти головного мозга. В частности, кандидат медицинских наук Игорь Милосердов подтвердил в студии "Прямого эфира", что те цифры, которые показывали аппараты в тот момент, совершенно не отражают, был жив человек или нет. "Современные методы медицины позволяют поддерживать артериальное давление и все видимые признаки жизнедеятельности организма в отсутствии функций головного мозга", – сказал он.   

Александра Малыгина, пресс-секретарь департамента здравоохранения Тюменской области, рассказала, что Юрий действительно поступил в крайне тяжелом состоянии и даже не дышал самостоятельно. "22 сентября в 00.30 врачами была констатирована смерть мозга. Смерть мозга со всех точек зрения – и медицинской, и юридической – является смертью человека. А кровообращение и сердцебиение поддерживалось за счет аппаратов. Без них тело не функционировало бы тоже", – утверждает Малыгина. Она считает, что медики, возможно, подобрали не совсем корректные и деликатные слова, чтобы сообщить родным о смерти Юрия, и из-за этого и произошло недопонимание. Пресс-секретарь заявила, что родственники ворвались в реанимацию в уличной одежде и обуви, вели себя очень агрессивно и эмоционально. А вот врачи действовали строго в рамках закона, и когда родственники в устной форме отказались от передачи органов, они сразу закрыли этот вопрос.

В этой ситуации непонятно одно – зачем врачи обнадеживали родственников Юры, если изначально все было так плохо? И откуда взялись расхождения во времени его смерти? Матери и тете сотрудники больницы называли то одно, то другое, то третье время. Мало того, сестра Юры Кристина утверждает, что во время их последнего визита ее брат дышал самостоятельно, без всякой посторонней помощи. "Его трижды возили на КТ без аппаратов, как-то же он дышал!" – поддерживает ее тетя. А мать, которая своими глазами видела, как после констатации смерти бьется пульс и поднимается при дыхании грудь, вряд ли вообще когда-нибудь поверит каким-то доводам.

Что же прошло в тот роковой день на самом деле – убийство или неизбежная, но естественная смерть пациента? Почему врачи путаются в показаниях о времени смерти Юры? Кто на самом деле вызвал в больницу полицию? И кто виноват в том, что медики не могут найти правильные слова для родственников умерших пациентов? Ответы на эти и другие вопросы – в программе "Прямой эфир".

Новости