Новости проекта

    Кадр из программы "Андрей Малахов. Прямой эфир". "Я не виноват". Жениха обвиняют в смерти невесты. Трейлер

    "Я не виноват!" Жениха обвиняют в смерти невесты

    Страшное ДТП в Саратове унесло жизнь Ирины Кощаковой, которой в тот день исполнилось 22 года. В трагической аварии обвинили парня Ирины, Максима Митенкова: он управлял автомобилем. Второй участник аварии, Денис Загородных, который несся по встречной полосе на дикой скорости и в нетрезвом состоянии, оправдан и перешел в статус свидетеля. Пьяный лихач сначала попытался сбежать, а потом – убедить полицейских, что не виноват. Почему ему удалось избежать наказания? Сегодня в "Прямом эфире" – все свидетели этой трагедии.

    Помощи у программы попросил в студии осужденный по ст. 264, ч. 3. Максим Митенков. Суд счел, что он не убедился в безопасности маневра. Максиму грозит три года колонии-поселения и лишение прав.

    Было два часа ночи. Максим и Ирина с друзьями, отметив день рождения девушки, возвращались домой. По словам Максима, он был трезв и действовал строго по ПДД. Удар был такой силы, что парень своим весом проломил водительское сиденье, а пассажирское оказалось сверху. Загородных же был не только пьян (алкотест показал 0,84 промилле при допустимых 0,16), но и вез наркотики.

    Андрей Малахов, пытаясь разобраться в произошедшем, упомянул качество дорог в Саратове: "Мне кажется, во всей России нет ничего хуже них". Тем не менее в зоне ДТП разметка просматривалась: две сплошные. Денис ехал по встречке. Но даже с учетом этого нарушения последствия столкновения не были бы такими чудовищными, если бы не бешеная скорость, с которой несся Загородных, уверен Максим.

    Депутат Госдумы Александр Старовойтов возложил ответственность за эту и другие аварии на коммунальщиков, которые не убирают снег, а сгребают его на обочины в сугробы, мешающие водителям видеть дорогу. Правозащитник и общественный деятель Павел Пятницкий считает, что водитель, пьяным севший за руль, подлежит уголовной ответственности автоматически. По мнению руководителя общественной системы "Обеспечение безопасности дорожного движения" Константина Крохмаля, закон, не предусматривающий ответственности за употребление, а только за распространение наркотиков, плох: "Пьяный, с наркотой? Расстрелять сразу!" – требует он. Денису же не дали даже условного срока.

    Правозащитник Екатерина Гордон взялась помочь семье Митенковых, уже проигравшей в двух судебных инстанциях. Лишь первая, очень неполная и поверхностная, из четырех проведенных экспертиз была против Максима, а три – в его пользу. "Там действительно не было возможности увидеть мчавшуюся машину Дениса", – уверяет Гордон. Суд же не принял во внимание более поздние экспертизы: "Когда первый следователь допускает ошибку, вся система начинает работать на то, чтобы эту ошибку оправдать", – поделилась Екатерина своим опытом.

    Специалисты в студии сообщили, что в России нет экспертных учреждений, способных определить скорость, с которой ехал автомобиль, причинивший вред, и это знал даже пьяный Денис. Он не признался в нарушении скоростного режима, а скорость машины Максима указал как 60 км/час, хотя тот утверждает, что "выползал" из-за поворота на 5-6 км/час. Кроме того, Максим в состоянии стресса после аварии мог подписать схему ДТП, где его машина показана выехавшей на перекресток, и это теперь очень трудно опровергнуть, считают юристы.

    Родители погибшей девушки, Игорь и Галина Кощаковы, также не считают Максима виновным в смерти дочери и, как и мать Митенкова, Лариса, просят помощи общественности, чтобы добиться его оправдания и справедливого наказания для Загородных. Они утверждают, что суд был предвзят, их адвокатов не слушали и все было предрешено. О невиновности Максима говорили в студии и те, кто в тот роковой день оказались в его машине и сами пострадали в ДТП. При этом они рассказали, что следователи пытались заставить их давать "правильные" показания – в пользу Дениса, а за отказ угрожали "закрыть" вместе с Максимом. "Неугодные" свидетельства не приобщали к делу, а человека, который вытаскивал умирающую Ирину из машины и ясно видел все обстоятельства ДТП, даже не провели свидетелем по делу, заверив его, что по биллингу он находился в 20 километрах от места аварии!

    Почему родные и друзья Максима сами добывали те свидетельства и доказательства, которые должны были собрать следователи в досудебный период? Должен ли водитель в ситуации Максима проверять, не едет ли кто по встречке? Какова роль матери Дениса в этой истории? Почему, по словам соседей Загородных, полиция не среагировала на вызов, когда он насиловал девушку у себя в квартире? Почему родители Ирины не спасают Максима от наказания, закрыв дело по примирению сторон? Ответы – в "Прямом эфире".

    Новости